Признание завещания недействительным (оспорить завещание). Ст. 177 ГК – судебная практика

 Судебная практика

 

Илья ПАНКОВ,

магистр юридических наук,

адвокат Минской городской 

коллегии адвокатов

+375296799407

www.advocateminsk.by 

 

по состоянию на 19 июня 2017 г.

 

 

Адвокат по гражданским делам в Минске И.И. Панков готовил правовые документы и представлял в суде Заводского района г. Минска по наследственному делу (гражданскому делу) интересы истицы Б. по ее иску к ответчику В. (предмет иска – признание завещания недействительным на основании ст. 177 ГК Республики Беларусь, признание доли в праве собственности на жилое помещение), а также по встречному иску В. к Б. о признании завещания частично недействительным, признании доли в праве собственности на жилое помещение в порядке приватизации.

Б. намеревалась оспорить завещание на основании ст. 177 ГК Республики Беларусь, т.е. в связи с тем, что завещатель на момент совершения завещания хотя и была дееспособна, но в момент совершения завещания не была способна понимать значение своих действий и руководить ими.

 

Признание завещания недействительным: позиция истицы и адвоката И.И. Панкова

 

Намереваясь оспорить завещание (признание завещания недействительным), в исковом заявлении и в суде, с учетом уточненных требований, истица А. и ее представитель – адвокат И.И. Панков, указали, что ответчик В. – родной брат истицы. Мама Б. и В. – А., имела на праве собственности квартиру по адресу (указали адрес, далее – спорная квартира).

02 декабря 1998 года А. совершила завещание, в соответствии с которым принадлежащую ей указанную спорную квартиру завещала дочери – Б. Завещание удостоверено государственным нотариусом государственной нотариальной конторы (указали нотариуса и номер регистрации завещания).

Примерно с 2011 года у А. стали наблюдаться провалы в памяти и странности в поведении. В частности, она выходила из дома и не могла найти путь обратно. Б. искала ее и приводила домой. А. не помнила события текущего дня и события, которые происходили накануне, не помнила то, что говорили ей окружающие, и что говорила она сама. Не узнавала некоторых знакомых. Имел место случай, когда А. вызвала сотрудников милиции и подала заявление о пропаже всей своей пенсии. Б., а также окружающим А. сообщала, что ее пенсию забрали, разорвали денежные купюры, выбросили в окно, а неизвестный человек под окном несколько недель ходил и собирал их. Спустя 3-4 месяца при уборке квартиры Б. нашла эти деньги в духовке.

С декабря 2012 г. А. находилась под наблюдением в УЗ «Городской клинический психоневрологический диспансер» (в настоящее время - УЗ «Городской клинический психиатрический диспансер») с диагнозом «Деменция при болезни Альцгеймера с поздним началом без дополнительных симптомов».

Решением суда Заводского района г. Минска от 11 апреля 2014 г. А. признана недееспособной. В решении суда указано, что согласно заключению амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы (указали номер) от 23 марта 2014 г. А. страдает деменцией (слабоумием) при болезни Альцгеймера с поздним началом; в связи с грубыми нарушениями памяти, невозможностью выполнения даже простейших интеллектуальных операций и неспособностью к осмыслению окружающих событий, полной утратой способности к самостоятельному обслуживанию себя в быту и полной социальной дезадаптацией А. не может понимать значение своих действий и руководить ими.

Решением администрации Заводского района г. Минска от 12 августа 2014 г. (указали номер) Б. была назначена опекуном у А.

15 января 2016 г. А. умерла.

В предусмотренный законом шестимесячный срок с момента открытия наследства Б. обратилась в нотариальную контору (указали наименование конторы) с заявлением о принятии наследства. Однако после подачи заявления Б. узнала, что 15 февраля 2013 г. А. было совершено еще одно завещание, которое удостоверено нотариусом (указали нотариуса и номер регистрации). В соответствии с данным завещанием наследником за А. указан ее сын – ответчик В.

Считают, что завещание А. от 15 февраля 2013 г. является недействительным (признание завещания недействительным), т.к. в момент его совершения последняя, хотя формально еще не была лишена дееспособности, но уже находилась в таком состоянии, когда она не была способна понимать значение своих действий и руководить ими в связи с описанными выше обстоятельствами (ст 177 ГК судебная практика).

Указанное завещание нарушает права Б., поскольку в результате его совершения Б. оказалась выведена из состава наследников.

А. приобрела спорную квартиру на основании договора приватизации от 02 декабря 1998 года. В соответствии с указанным договором оценочная стоимость квартиры составила (указали стоимость), в приватизации участвовали: А. (указали сумму участия) и В. (ответчик) (указали сумму участия). В связи с этим доли в праве собственности на указанное жилое помещение составляют: у А. – 62/100, у В. (ответчика) – 38/100 (привели расчет).

В соответствии с завещанием от 02 декабря 1998 года А. завещала указанную спорную квартиру Б. Вместе с тем, поскольку на момент смерти А. являлась собственницей не всей квартиры, а 62/100 долей в праве собственности на нее, наследственным имуществом выступают 62/100 долей в праве собственности на данную квартиру.

С учетом того, что наследник В. (ответчик) является нетрудоспособным, он в соответствии с законодательством наследует независимо от содержания завещания не менее половины доли, которая причиталась бы ему при наследовании по закону (обязательная доля в наследстве). Размер обязательной доли ответчика составит 155/1000 (привели расчет). Доля ответчика в квартире с учетом доли в результате приватизации и обязательной доли в наследстве составит 535/1000 (привели расчет). Приходящаяся на Б. в порядке наследования по завещанию 1998 года доля в праве собственности на квартиру за вычетом обязательной доли ответчика составит 465/1000.

Таким образом, в порядке наследования по завещанию от 02 декабря 1998 года за вычетом обязательной доли ответчика Б. имеет 465/1000 долей в праве собственности на спорную квартиру. Ответчик В., с учетом участия в приватизации, а также обязательной доли в наследстве, имеет 535/1000 в праве собственности на спорную квартиру.

Истица и ее представитель, адвокат И.И. Панков, просили суд оспорить завещание, а именно – признать недействительным завещание, совершенное А. 15 февраля 2013 г., удостоверенное государственным нотариусом государственной нотариальной конторы (указали нотариуса и номер регистрации завещания) – на основании ст. 177 ГК Республики Беларусь; признать за Б. 465/1000 долей в праве собственности на жилое помещение – спорную квартиру (указали адрес) со взысканием с ответчика понесенных судебных расходов.

 

Оспорить завещание: позиция ответчика В. и его представителя по делу

 

Ответчик В. и его представитель (адвокат) исковые требования истицы Б. о признании завещания недействительным по ст. 177 ГК и признании доли в праве на спорную квартиру не признали и указали, что А. в момент совершения спорного завещания осознавала фактический характер своих действий и руководила ими, провалов в памяти у нее не наблюдалось, поведение не вызывало сомнений в ее психическом состоянии. Считали, что оспорить завещание по указанным истицей Б. и ее представителем – адвокатом И.И. Панковым, обстоятельствам, нет оснований. В иске Б. о признании завещания недействительным по ст. 177 ГК Республики Беларусь просили отказать. Кроме того, во встречном иске к Б. В. и его представитель (адвокат) указали, что спорное завещание 2013 года необходимо признать недействительным в части (оспорить завещание), поскольку В. являлся участником приватизации спорной квартиры вместе с матерью А., и его доля в ней составила 38/100 (привел расчет). Мать не имела полномочий по распоряжению принадлежащей ему доли. Просили признать за В. 38/100 в праве собственности на спорную квартиру.

 

Ст 177 ГК судебная практика: ход судебного разбирательства

 

Ст 177 ГКсудебная практика по гражданскому делу состоялась следующая. В ходе рассмотрения гражданского дела, предметом спора которого являлось признание завещания недействительным, были истребованы медицинские документы в отношении А., допрошены стороны, третьи лица, свидетели по делу, а также проведена судебная экспертиза. Согласно выводам экспертов А. во время удостоверения завещания от 15 февраля 2013 года страдала психическим расстройством в форме сосудистой деменции (слабоумия) и по своему психическому состоянию не могла понимать значение своих действий и руководить ими при составлении данного завещания. Эксперт был допрошен в судебном заседании по вопросам, связанным с подготовкой заключения.

В результате рассмотрения дела суд усмотрел основания оспорить завещание, признание завещания недействительным ввиду ст. 177 ГКсудебная практика. Суд признал полностью обоснованными доводы истицы Б. и ее представителя – адвоката И.И. Панкова, о том, что присутствуют основания оспорить завещание, т.е. для признания завещания недействительным на основании ст. 177 ГК (судебная практика). Суд удовлетворил заявленные истицей Б. и ее представителем – адвокатом И.И. Панковым исковые требования и признал завещание 2013 года недействительным, признал за истицей Б. 465/1000 со взысканием с ответчика В. в пользу истицы Б. судебных расходов. В удовлетворении встречного иска В. к Б. судом В. было полностью отказано.

Признание завещания недействительным, оспорить завещание, ст 177 ГК – судебная практика адвоката И.И. Панкова.

 

ОСТАЛИСЬ ВОПРОСЫ?

Почитайте еще практику или справочные материалы по теме.

ЗВОНИТЕ ДЛЯ ПЛАТНОЙ ПОМОЩИ: +375 (29) 679 94 07

Вернуться к списку статей